Super User

Super User

Nunc dictum rutrum accumsan. Maecenas tempor pellentesque dolor, ut vehicula justo luctus a. Nullam neque nulla, rutrum ac volutpat in, dapibus quis justo. Integer semper faucibus neque, eget rhoncus diam interdum ut. Nulla id ante mauris. Sed eleifend ante eget diam gravida ultrices. Pellentesque sollicitudin nisl vel massa lacinia at dictum quam accumsan.

Камчадалы - этническая группа аборигенов Камчатки (совр. ительменов) и ассимилированная в ней в результате более чем двухсотлетней внешней изоляции группы русских старожилов из числа казаков-землепроходцев и крестьян-переселенцев, поселившихся на полуострове в 18-19 веках.

Камчадалы - историческое этническое название аборигенов Камчатки (ительменов и курилов-айнов, курильских камчадалов), которое употреблялось как в деловых (официальных) документах ("скаски" Атласова, "ревизские сказки", отчеты командиров Камчатки и других официальных лиц), так и в научных трудах (Крашенинников, Стеллер, Слюнин, Тюшов, Комаров). Слово "ительмен" в широком обиходе появляется гораздо позже и утверждается, как этническое название, официальным путем в начале тридцатых годов 20-го столетия для названия ограниченного числа камчадалов, сохранивших свой природный язык - жителей 8 сел северо-западной Камчатки (современный Тигильский район).

А камчадалов-аборигенов, являвшихся жителями других населенных пунктов Камчатки (Явино, Голыгино, Коль, Утка, Кихчик, Воровское, Облуковино, Крутогорово, Ича, Коряки, Ганалы, Малка, Пущино, Шаромы, Кирганик, Машура, Козыревск, Толбачик, Еловка, Харчино, Камаки, Халактырка) и камчадалов-старожилов (Нижнекамчатск, Верхнекамчатск, Большерецк, Тигиль, Сероглазка, Усть-Камчатск, Мильково, Ключи, Кресты, Авача, Старый Острог, Хутор) записали "русскими", хотя, судя по Приполярной переписи 1926 года, сами они осознавали и называли себя камчадалами.

Единственной причиной, побудившей советских этнографов отказать камчадалам в их природном праве на собственное аборигенное происхождение, была потеря камчадалами своего природного языка и использование в качестве родного - камчатское наречие русского языка.

В то же время до 1917 года камчадалы жили без права свободного переселения в местах традиционного обитания своего рода. Русская колонизация практически не коснулась традиций их быта и хозяйственного уклада (а русские старожилы переняли и то, и другое, занимаясь охотой, рыболовством и собирательством). Во главе каждого рода аборигенов Камчатки стоял тойон (вождь). Камчадалы платили в отличие от крестьян не денежный налог, а ясак (пушнину). И эта традиция сохранилась до 1917 года - то есть царская администрация несмотря на отсутствие у аборигенов родного языка признавала камчадалов, как аборигенов. Каждый род имел две-три родовые фамилии, которые были зафиксированы "ревизскими сказками" (переписями "ясашных плательщиков).

Переняв традиционный быт и хозяйственный уклад аборигенов, русские старожилы в результате смешанных браков породнились с ними, образуя единую семью камчадалов. Современные генеалогические исследования подтверждают, что до революции камчадалы - это единая большая камчатская семья, члены которой осознавали себя именно камчадалами. В 1912 году известный русский ученый, будущий президент Академии наук СССР В.Л. Комаров писал в Русском Антропологическом Журнале: "Теперь далеко не всегда скажешь кого видишь перед собой: камчадала или русского - настолько они перемешались между собой и настолько одинаковы их образ жизни, одежда и утварь

О.Н. Мурашко, известный на Камчатке этнограф, специалист по камчадалам, обратила внимание на некое противоречие: русское старожильческое население (в первую очередь казаки) осознало в себе не первородное происхождение, а коренную аборигенную основу. Как и почему это могло произойти?

Вот что она пишет по этому поводу в статье "КАМЧАДАЛЫ: НАЗВАНИЕ И НАРОД, или историко-демографическое обоснование права существования народа с этим названием в ХХ веке": "Конечно, в среде смешанного старожильческого населения существовала своя сословная стратификация: в начале ХХ века потомки казаков подчеркивали свое казачье происхождение, потомки крестьян - крестьянское), а потомки камчадалов (ительменов) знали о своей принадлежности к ясачному населению. Но с конца 20-х г., особенно в тридцатые, когда численность приезжего населения за 10 лет утроилась, и во все последующие годы самосознание своего этнического единства в этой группе усиливалось. Оно сохранилось у потомков камчадалов и поныне. Первое исследование современного состояния камчатского старожильческого населения было проведено И.С. Гурвичем, который выявил около 1200 человек носителей старожильческих фамилий в долине реки Камчатки, осознающих свою принадлежность к старожильческому населению и сохраняющих в быту некоторые традиционные черты.

В последнее десятилетие сотрудниками антропологических экспедиций НИИ антропологии МГУ (статья написана в 1989 г. - Ред.) был обследован ряд поселков Тигильского и Мильковского районов. Обследование показало, что старшее поколение потомков смешанного старожильческого населения в этих районах хорошо знает свои генеалогии, сохраняет память о сословной и этнической принадлежности своих предков, но главное для них, в условиях стремительного увеличения численности мигрантов (с 1970 по 1984 гг. численность мигрантов на Камчатке удвоилась), -- это сознание своей принадлежности к старожильческому  к о р е н н о м у камчатскому населению. У них общие воспоминания о старом укладе жизни, общий местный бытовой фольклор, общие приемы хозяйствования и общая боль за Камчатку".

Алеуты -  древнее население Алеутских островов, их самоназвание "унанган", т.е. "прибрежные жители". Примерно в 1825 г. по решению правления Российско-Американской компании, осваивавшей Русскую Америку (Аляску) были переселены с Алеутских островов (о. Атту) на необитаемый остров Беринга первые 17 семейств алеутов-промышленников для постоянного жительства и промысла командорских морских котиков и морских бобров (каланов). Позже был заселен алеутами и остров Медный. Как цельный народ алеуты в основном проживают в США (на Алеутских островах, юго-западе полуострова Аляска и некоторых прилегающих к нему мелких островах). Заселение предками алеутов основной части их современной территории происходило в условиях миграции народов из Азии в Америку 10-12 тысяч лет назад.

Основными традиционными занятиями алеутов до контакта с европейцами были охота на морских животных (котиков, сивучей, каланов и пр.) и рыболовство. Подсобное значение имело собирательство. Изготовляли орудия охоты, рыболовства и оружие из камня, кости, дерева; обтянутые кожей лодки - многовесельные байдары, одно- и двухвесельные байдарки. Алеуты также занимались заготовкой на зиму птичьих яиц, сохраняя их в сивучьем жире.

Название "алеуты" было дано русскими после открытия ими Алеутских островов и впервые встречается в документах 1747 года.

В настоящее время алеуты - коренные малочисленные народы, компактно проживающие в селе Никольское - административный центр и единственный населенный пункт Алеутского района Камчатской области. Село расположено на северо-западе острова Беринга - крупнейшего из Командорских островов. По переписи 2002 года численность алеутов в России составляет 540 человек, на острове Командорский проживает около 300 человек.

 В России алеуты живут на Командорских островах (острова Медный, Беринга), большая же часть их - в США (Аляска, Алеутские острова).

 Язык - эскимосско-алеутская семья языков. Язык предположительно обособился 3-4 тысячи лет назад и представлял собой один из древних диалектов эскимосского языка. На острове Беринга был распространен аткинский диалект алеутского языка, на острове Медном образовался новый диалект на основе аттовского диалекта и русского языка. При общении жители этих островов с трудом понимали друг друга.

Происхождение, расселение.

История изучения алеутов начинается со времени открытия в 1741 году Алеутских островов Второй Камчатской экспедицией (1732-1743). Русские мореплаватели, исследователи, промышленники собирали данные о культуре народа. Долгое время существовали две гипотезы их происхождения. Согласно одной, алеуты пришли с северо-восточного Азиатского побережья, согласно другой - с Аляски. Исследования доказывают, что формирование антропологического типа, языка и культуры происходило 6000-4600 лет назад. Есть предположение, что алеуты составляли южную группу эскимосов, по другим источникам - они выделились в самостоятельный этнос (от греч. ethnos - "народ") достаточно давно.

Численность их в середине XVIII века достигала 12-15 тысяч человек. С 1799 года Алеутскими островами и прилегающей к ним частью Аляски управляла Российско-Американская компания, и для освоения необитаемых Командорских островов компания переселила туда часть алеутов. В дальнейшем население Командорских островов пополнялось не только алеутами, но и креолами (потомками европейцев и алеутов) и русскими промышленниками с острова Атка и из Калифорнии, женившимися на алеутках. Остров Беринга заселяли в основном выходцы с Атки, в 1827 году их было уже 110 человек. В 1900 году на острове Беринга проживало 279 алеутов, а на острове Медном - 253 выходца с острова Атту. Ныне на Командорах обитают 550 алеутов. Основной целью Российско-Американской компании было сохранение их традиционного хозяйства как надежного источника прибылей. Чиновники назначали приказчиков и байдарщиков для организации промысла на отдаленных островах. Официальный статус алеутов приближался к статусу инородцев Российской Империи; они платили в казну ясак (в России XV-XX веков натуральный налог с народов Сибири и Севера шел главным образом пушниной). С 1821 года алеуты признаны российскими подданными.

В 1867 году Алеутские острова вместе с Аляской были проданы США. В России алеуты остались лишь на Командорах. С 1891 года по 1917 год острова арендовали различные торгово-промышленные компании.

Название "алеут" дано русскими и впервые встречается в документах 1747 года, предположительно происходит от чукотского алиат - "остров", алиут - "островитяне" или от аллитхух - "отряд, войско, община" (есть также предположение, что это видоизмененное слово алут, которым называли жителей поселка Алюторский на восточном побережье Камчатки). Этноним (от греч. ethnos - "народ", onyma - "имя": самоназвание народа) медновских алеутов - сасигнан, саскинан,беринговских - унанган, негосис, негогахвс. Название "алеуты" укоренилосьвначале XX века

Первая грамматика алеутского языка была составлена в начале XIX века на основе кириллицы.

Промыслы, орудия промыслов, средства передвижения.

span>Особенности жизни командорских алеутов определялись изолированностью островов. До 1867 года их население продолжало работать на Российско-Американскую компанию: заготавливало пушнину, мясо и жир морских животных, сохраняя традиционную культуру. Основное место занимали охота на морских животных с байдар и добыча котиков на суше.

Промысел начинался в конце апреля. С весны до осени ловили рыбу. В середине июля охотились на птиц при помощи метательных копий (шатини метательного снаряда (бола) - связки ремней с каменными или костяными грузиками на концах. Раскрутив, бола бросали в стаю, и запутавшаяся в ремнях птица становилась добычей охотника. Отлавливали пернатых и на птичьих базарах большим сачком на длинном шесте (чируча), а также сетями. Зимой промышляли с берега тюленей. Морского бобра (калана) добывали в открытом море при помощи гарпуна - метательного копья на длинной веревке; сивучей и моржей промышляли на лежбищах; нерпу заманивали на берег манком - надутой нерпичьей шкурой, имитируя крик самки; на китов охотились с помощью копья, кончик которого смазывали ядом аконитом. Через 2-3 дня море выбрасывало на берег тушу животного.

Гарпуны и копья бросали с помощью копьеметалок - деревянных дощечек длиной 50-70 сантиметров с продольным желобком, углублениями для пальцев на одном конце и костяным упором на другом. Были известны также лук, стрелы и ружья.

Важную роль в морской охоте играли байдара - плоскодонная лодка с деревянным каркасом, обтянутая сивучьей или нерпичьей кожей, и каяк - закрытая кожаная лодка с деревянным каркасом и отверстием-люком, куда садился охотник (прообраз спортивной байдарки). Управляли ею двухлопастным веслом. С появлением огнестрельного оружия стали делать двухлючные байдары (во время стрельбы второй гребец должен был удерживать равновесие).

Распространились и некоторые нехарактерные для культуры алеутов приспособления для передвижения. На острове Беринга, например, появились нарты (сани) с собачьими упряжками, на острове Медном - короткие, широкие лыжи, подбитые шкурой нерпы.

Из камня мужчины изготавливали ножи, топоры, наконечники для стрел и копий, сосуды для приготовления еды, жировые лампы с фитилем из мха для освещения и обогрева жилища. Женщины шили и вышивали одежду, изготавливали обтяжки для байдар, плели циновки и корзины. Женским универсальным орудием труда была пекулка - широкий короткий и слегка изогнутый нож. Иглыделалиизптичьихкостей

Жилища.

Селения располагались на морском побережье, часто в устьях рек и состояли из двух-четырех больших полуземлянок (улягамах). Для них выбирали высокие, открытые места, чтобы удобно было наблюдать за морскими животными и приближением врагов. Полуземлянки строили из плавника, сверху покрывали сухой травой, шкурами и дерном. В крыше оставляли несколько четырехугольных отверстий для входа, забирались туда по бревну с зарубками.

Жилище вмещало от 10 до 40 семей. Внутри вдоль стен сооружали нары. Каждая семья жила на своей части нар, отделенных друг от друга столбами и занавесками. Под нарами хранили утварь. Летом переселялись в отдельные легкие постройки.

В XIX веке традиционная полуземлянка видоизменилась: стены и крышу, сделанные из жердей и досок, обкладывали дерном. Наверху находился люк для освещения, сбоку - выход через небольшие сени. Освещали жилища жировыми лампами, иногда клали печи. Наряду с традиционной утварью пользовались привозной посудой фабричного производства.

Одежда.

Традиционной одеждой была парка - длинная глухая (без разреза спереди) одежда из меха морского котика, калана, птичьих шкурок. Поверх нее надевали камлейку - глухую непромокаемую одежду из кишок морских животных с рукавами, глухим закрытым воротом и капюшоном (прообраз европейской ветровки). Края капюшона и рукавов затягивали шнурками. Парки и камлейки украшали вышитыми полосами и бахромой. Сохранились традиционные промысловые куртки с капюшонами из сивучьих кишок и горл, штаны из нерпичьей кожи. Мужская и женская одежда полностью совпадала по крою и украшениям. Позже появился новый тип одежды - бродни - штаны из сивучьих горл, к которым пришивали непромокаемые торбаса - мягкие сапоги из кожи морских животных. В повседневной жизни носили европейскую одежду.

Промысловыми головными уборами были деревянные шляпы конической формы (у вождей - тоёнов) либо без верха, с сильно удлиненной передней частью (у простых охотников), богато украшенные полихромной росписью, резной костью, перьями, сивучьими усами. Их надевали на капюшон камлейки. Шляпы выдалбливали из целого куска дерева, затем распаривали и, придав нужную форму, расписывали в яркие тона с причудливым орнаментом. С боков и сзади украшали резными пластинками из моржового клыка, гравированными геометрическим орнаментом, в который втирали краску. На вершину задней пластинки, служившей одновременно и верхушкой шляпы, крепили костяную фигурку птицы или зверя. В боковые отверстия пластинки вставляли 50-сантиметровые сивучьи усы, количество которых зависело от охотничьего достоинства владельца. Эти головные уборы носили только мужчины

Празднично-обрядовыми головными уборами служили шапки разнообразной формы из кожи и птичьих шкурок с украшениями, кожаные повязки с узорными швами.

Украшения.

Неотъемлемая часть праздничного убранства - ожерелья, ручные и ножные браслеты, вставки и подвески в отверстиях, проделанных в губах и возле губ, а также в носу, по краям ушной раковины и в мочке уха. Их изготавливали из кости, камня, деревянных и сланцевых палочек, перьев, усов морского льва, травы и корней растений.

Алеуты наносили татуировку и раскрашивали лицо и тело, однако с началом контактов с русскими эта традиция стала ослабевать.

Пища, ее заготовка. Мясо и рыбу ели в сыром, жареном или вареном виде. Впрок запасали в основном сушеную рыбу и китовый жир. Последний держали в пузырях из желудков морских животных.

Социальная жизнь, власть, брак, семья.

К середине XVIIIвека население каждого острова или группы островов представляло самостоятельное территориальное объединение со своим названием и диалектом. Предположительно это были племена, состоявшие из родовых общин - объединений лиц, связанных кровнородственными отношениями и именем общего предка. Родовую группу возглавлял тоён. Он либо получал власть по наследству, либо избирался. В его обязанности входили торговые и политические связи, судебные дела, охрана лежбищ морского зверя, контроль других угодий. Как военный глава вождь имел экономические преимущества только после военных походов и торговых сделок, в повседневной хозяйственной деятельности ему полагалась равная со всеми доля.

Кроме вождя родовую группу возглавлял совет старейшин. В литературе есть упоминания о существовании родовых общинных домов для собраний и проведения праздников.

У алеутов имелись рабы (калга) - в основном военнопленные. Раб участвовал в обычной хозяйственной деятельности, в войнах. За храбрость или за хорошую работу он мог быть отпущен на свободу.

Сохранялись традиционные социальные нормы, связанные с пережитками группового брака (древней формы брака, когда группа мужчин считалась потенциальными мужьями группы женщин) и нормами матрилинейности (от лат. mate - "мать" и linea - "линия": счета родства по материнской линии); кросс-кузенные браки (от англ. cross - "крест" и франц. cusin - "двоюродный брат": браки двоюродных братьев и сестер - пережиток группового брака, заключаемого между членами двух родов); многоженство и многомужество, авункулат (от лат. Avunculus - "брат матери") - обычай покровительства дяди по матери в отношении племянников; гостеприимный гетеризм (обычай, по которому муж предоставлял свою жену на ночь гостю).

В XIXвеке родовые общины распались. С принятием христианства к середине XIX века в основном исчезли калым - выкуп за жену и заменяющая его отработка за жену (муж один-два года жил в семье родителей жены и помогал вести хозяйство), а также многоженство, многомужество и гостеприимный гетеризм. Вместе с тем распространились обряды сватовства и венчания.

Религия.

Для традиционных верований характерен анимизм (от лат. anima, animus - "душа", "дух") - представления о душе как жизненной силе и о существовании добрых и злых духов и их влиянии на жизнь человека. Почитались духи предков, чьи изображения из камня, кости, дерева и птичьих шкурок передавали по наследству в качестве личных амулетов. Духов-покровителей изображали деревянные маски, которые надевали во время обрядовых плясок.

Среди алеутов было распространено шаманство, в мифологии которого бытовали представления о разных мирах. Шаманский костюм, как и у некоторых народов Сибири, символизировал птицу.

Помимо анимизма и шаманства существовала также охотничья магия (от греч. mageia - "колдовство", "волшебство"), заключавшаяся в обрядах вызывания зверя, в особых охотничьих запретах и ношении амулетов, охраняющих владельца.

В конце XVIIIвека алеуты, испытав сильное влияние русской культуры, были обращены в православие. Распространилось школьное обучение, двуязычие. Появились религиозные книги, переведенные на алеутский язык. Характерно, что некоторые аборигены стали миссионерами. Алеуты до сих пор остаются стойкими приверженцами православия, религиозные обряды исполняют на русском и алеутском языках.

Обрядпогребения.

Умерших хоронили в сидячем положении. В небольших углублениях среди скал размещали родовые погребения. Туда же клали орудия труда покойного, оружие, посуду, ритуальные маски и личные амулеты (предметы, обладающие сверхъестественными, магическими свойствами). Знатных людей хоронили вместе с рабами в пещерах, у входа ставили раскрашенный столб или подвешивали тела покойных в корзинах между двумя столбами. Умершихбальзамировали.

Праздники.

 Один из основных праздников - праздник зимнего солнцестояния - сопровождался плясками, драматическими представлениями охотничьих сцен и мифологических сюжетов, раздачей подарков. Обряды, предшествовавшие охотничьему сезону, славились пантомимами и танцами под пение и бубен. Исполнители надевали специальные головные уборы и деревянные маски.

Фольклор, музыкальные инструменты.

Фольклор недостаточно изучен, фундаментальных его исследований не вели. Существуют сказки, героический эпос (повествование), или богатырские сказки, рассказы о древних обычаях, бытовые рассказы, песни, поговорки и загадки. Большинство сказок основано на мифологических сюжетах.

Наиболее распространены мифы о духах животных - покровителях и этиологические (объясняющие причину возникновения различных явлений) предания о первоначальном бессмертии людей, происхождении людей от упавшей с неба собаки и др. Героический эпос включает предания о родоначальниках, о борьбе с людоедами, о переселении людей с материка на острова, рассказы о походах восточных групп алеутов на запад, о кровной мести, приводившей к жестоким войнам, и др.

Бытовые рассказы повествуют о поездках на промысел, путешествиях; предания - о беглых алеутах, скрывавшихся от русских в пещерах, в далеких путешествиях; сатирические сюжеты - об охотнике, умершем от обжорства внутри кита. Во многих сюжетах отражены традиционные семейно-родственные отношения: неверность мужа или ревнивой жене, сожительство героя с женой двоюродного брата, враждебные отношениях зятя с шурином (братом жены) и др.

Песенный фольклор был чрезвычайно развит. На праздниках мужчины под звуки бубна воспевали подвиги предков, удальство в промысле, ловкость в управлении байдарой. Во время игр, обрядовых действий и исполнения сказок пели под аккомпанемент многострунной щипковой мечевидной цитры (чаях), которую позднее заменила гитара

Источник: Полярная энциклопедия школьника "Арктика — мой дом", том "Народы Севера Земли" (М., 1999)

          Этот народ некогда населял остров Сахалин и Курильские острова, а также южную часть Камчатки от реки Большой на западе и Авачинской бухты на востоке - эта часть территории полуострова так и называлась Курильская землица (многие путают ее с Курильскими островами, открытыми и освоенными несколько позже, чем Камчатка).

Свое название Курильские острова получили по имени народа, их населявшего. "Куру" на языке этих людей означало "человек", "курилами" или "курильцами" их называли казаки, а сами себя они звали "айну", что по смыслу мало отличалось от "куру". Культура курильцев, или айнов, прослеживается археологами на протяжении как минимум 7 000 лет. Они жили не только на Курилах, которых называли "Куру-миси", то есть "земля людей", но и на острове Хоккайдо ("Айну-мошири"), и в южной части Сахалина. Своей внешностью, языком и обычаями они существенно отличались как от японцев на юге, так и от камчадалов на севере

"Айну" означает "человек" или "мужчина". Происхождение народа остаётся неясным. Айну  часто относят к австралоидам, но эти предположения основываются на сходстве черт лица, телосложения, волосяного покрова и т. д. Последние исследования дают возможность предположить их близкие расовые связи с тунгусами, алтайцами и другими жителями Урала и Сибири. На Японских островах айны появились около 8-7 тысяч лет назад, создав неолитическую культуру Дзёмон.

Айнское слово  айну  (мн. ч. также айну или айну утара), производными от которого являются русские айн, айны, ранее не являлось самоназванием всего этноса. Этот термин начал входить в широкое употребление в период Эдо (1603-1868), примерно в XVIII в, а с XIX в. получил всеобщее распространение. Аику, употребляемое с оттенком чести и означающее "человек", "благородный человек", "настоящий человек", "человек, относящийся к айнскому народу", начало использоваться представителями айнского этноса перед лицом японской колониальной экспансии как противопоставление с целью отделения аборигенов от японцев, которых они называли "сисам". По одной из айнских версий, берущих свое начало в легендах, термин «айну» происходит от имени первого предка айнов - Аиоиы (Аиойны).

До распространения общего для всех айнов самоназвания отдельные локальные группы аборигенного населения Японских островов имели, однако, свои обозначения, в которых отражались в основном названия местностей, рек и т. п., т. е. названия мест обитания. Айны бассейна р. Сару, например, называли себя  сару утара - "люди местности Сару", аборигены, жившие на п-ове Соя, именовались  соя утара  или яун утара - "обитатели Соя" или "жители северной части Хоккайдо", айны востока острова - чувка утара  и мэнаси утара (буквально, "люди хребта Мэнаси") и т. д.. В айнских молитвах и устных сказаниях нередко встречается слово энтиу  или энтю, используемое также как самоназвание. Этот термин согласуется со словами эндзю (эндзу) - "человек" и эндзю утара - "люди", встречающимися в языке сахалинских айнов. Для древних жителей Хоккайдо или айнских земель у айнов существовало также некое обобщающее название - курумсэ.

В русских источниках XVII в., т. е. уже во время похода по Амуру В. Пояркова, айнов стали называть "черными людьми" или куями. а на Охотском побережье в XVIII в. их именовали кувами. Представители айнского этноса, жившие на юге Камчатки и Курильских островах, обозначались русскими как "курилы", "курильцы", "мохнатые курильцы". При этом среди них выделялись "ближние курилы" - айны Камчатки и о-ва Шумшу, "дальние курилы" - айны о-ва Парамушир и соседних с ним островов и "кых курилы"- айнское население о-вов Уруп, Итуруп, Кунашир. В середине XVIII в. русский исследователь северо-востока Сибири С. П. Крашенинников предложил айнов Камчатки н о-ва Шумшу, смешавшихся с ительменами, называть "непрямые курилы", в отличие от чистокровных "прямых курилов" о-ва Парамушир.

С. П. Крашенинников считал, и, очевидно, справедливо, что название "курилы" является искаженным русскими служилыми людьми айнским словом куши [Крашенинников, 1948, с. 155]. Скорее всего, это наименование происходит, как уже отмечалось, от айнских слов ку, кур, куру, гур, гуру - "человек". Вероятно, именно от этих слов айнского языка произошло русское название островов северной части Тихого океана - Курильские острова, "острова, заселенные курильцами", или "острова курильцев". На это в свое время вслед за С. П. Крашенинниковым и Г. В. Стеллером указывали виднейшие ученые, знатоки Курил географы Д. Н. Анучин, Л. С. Берг и др. Аналогичного мнения придерживаются и современные ученые. По такому же принципу, возможно, были названы и Алеутские острова.

По переписи населения Российской империи 1897 года 1446 человек указали своим родным языком айнский, почти все из них на Сахалине (в то время весь Сахалин принадлежал России, а Курилы - Японии; южный Сахалин отошел к Японии после войны 1904-05 гг.)

После советско-японской войны 1945 большинство айнов Сахалина и Курил вместе с японцами было выселено (отчасти также добровольно эмигрировало) в Японию. 7 февраля 1953 г. уполномоченный Совета Министров СССР по охране военных и государственных тайн в печати К. Омельченко в секретном предписании указал начальникам отделов Главлита СССР (цензорам): "запрещается опубликовывать в открытой печати какие-либо сведения о народности айны в СССР". Этот запрет просуществовал недолго, уже в начале 1970-х возобновились публикации айнского фольклора.

В настоящее время айнов в России уже почти не осталось, в Японии же, начиная с периода интенсивной колонизации японцами острова Хоккайдо, айны считались "варварами", "дикарями" и социальными маргиналами (японское понятие яп., эбису, использующееся для обозначения айнов, означает также "варвара, дикаря"). С целью завоевать позиции в обществе они активно японизировались, скрывали своё происхождение, принимали японские имена, язык и культуру, и их численность на протяжении XIX-XX вв. резко сокращалась и сокращается.

Айнский язык не относится к какой-либо языковой семье (изолят); в настоящее время айны Хоккайдо перешли на японский язык, айны России - на русский, и айнский уже практически можно считать мёртвым (очень мало людей старшего поколения на Хоккайдо ещё немного помнят язык. К 1996 году полностью владевших айнским было не более 15 человек). У айнов не было своего письма, однако существовали богатые традиции устного творчества, включая песни, эпические поэмы и сказания в стихах и прозе. Некоторые исследователи (Эдо Найланд) сопоставляют язык айнов и басков.

В 1875 году, когда Курильские острова были отданы Японии, часть жителей островов Шумшу и Парамушир переселились на Камчатку и жили в селах Явино и Голыгино - в местах исконного проживания курильских камчадалов. Позже, уже при Советской власти в период укрупнения рыболовецких колхозов многие жители этих сел переехали на постоянное жительство в село Запорожье Усть-Большерецкого района.

Источник: Полярная энциклопедия школьника "Арктика — мой дом", том "Народы Севера Земли" (М., 1999)

Некогда самый многочисленный народ Камчатки, представителей которого казаки-землепроходцы неизвестно по какой причине называли камчадалами (по одной из версий: у женщин-ительменок был обычай: носить парики. Более всего почиталась та, у которой парик был больше и роскошнее. Эти модницы всегда ходили с непокрытой головой. Девушки же свои тяжелые черные как вороново крыло волосы заплетали во множество мелких косичек и для большего шика покрывали их волосяными накладками, сплетенными в виде шапочек. Может быть, поэтому чукчи и коряки могли называть ительменов камчадалами, потому что в обоих языках "камча" означает "кудрявый", "лохматый", а "левыт", "лявыт" (чукот.) и "лэв'ит", "лав'ыт" (коряк.) - "голова").

Северная граница территории, населяемой ительменами (камчадалами) проходила по реке Лесная на западном побережье и реке Ука на восточном. Южная граница - по реке Большой на западе и Авачинской бухте на востоке. Южную часть Камчатки называли уже Курильской землицей, так как там проживали курильские камчадалы - айну.

Самоназвание итэнмэн, итанмсхн, итенмелн  "живущий", "жители".

В ХVIII - начале ХIХ вв. ительмены делились на ряд крупных локальных подразделений по бассейнам крупнейших нерестовых лососевых рек, имеющих собственные самоназвания и особенности культуры: камчатскую, авачинскую, большерецкую, западную, хайрюзовскую. В трудах путешественника С. П. Крашенинникова упоминаются названия локальных и диалектных групп: кшаагжи, кыхчерен, живших между реками Жупанова и Немтик; чупагжу или бурин - между Верхним Камчатским острогом (Верхнекамчатском) и рекой Жупанова; лингурин - между реками Немтик и Белоголовой и кулес - к северу от реки Белоголовой.

Антропологически, ительмены включаются в материковую группу популяций арктической малой расы северных монголоидов. Своеобразие расовых особенностей народов, входящих в эту группу (чукчи, эскимосы, коряки, ительмены), по сравнению с другими сибирским монголоидами, заключается в некотором ослаблении монголоидного комплекса: более высокое переносье, менее плоское лицо, более темная пигментация, выступающие губы. По этим признакам, антропологи устанавливают связь арктической расы не с внутриконтинентальными, а тихоокеанскими монголоидами.

В определении классификационной принадлежности ительменского языка, существуют разночтения. Более традиционная оценка его вхождения в чукотско-корякскую группу палеоазиатских языков (ительменский, чyкотский, корякский, керекский), в настоящее время последовательно пересматривается лингвистами. Специальные исследования лексики, фонетической системы, звукового строя ительменского языка в сравнении с чукотским и корякским, позволяют утверждать, что с ними он обнаруживает ареальные соответствия (следствие этнокультурные контактов), а не генетические связи (общность происхождения). Тем не менее, отношение ительменского языка к палеоазиатским, даже на уровне его классификационной обособленности, не вызывает сомнений.

Уровень грамотности у ительменов к началу ХХ в., по сравнению с другими народами Севера, был выше, чему способствовало длительное влияние русских поселенцев. После 1917 г. ряд церковноприходских школ объявили себя советскими. В 1932 г. на основе латинской графики был разработан ительменский букварь "Будем учиться" (Е.П.Орлова). Затем на ительменском языке была создана книга для чтения. С начала 30-х годов преподавание в 1 и 2 классах велось на ительменском языке, с 3 класса ительменский язык преподавался в качестве предмета. В 1936 г., в связи с переводом письменностей народов Севера на русскую графическую основу, ительменский язык на кириллицу переведен не был и преподавание на ительменском языке было прекращено. Это привело к постепенной утрате родного языка ительменами и постепенному их переходу на русский язык.

Исторически, культура ительменов, по сравнению с соседними палеоазиатскими народами, имеет ряд особенностей. При общей характеристики хозяйства ительменов как комплексного промыслового, их принадлежность к хозяйственно-культурному типу оседлых рыболовов Сибири, позволяет выделять его доминантные отрасли. На первом месте по хозяйственному значению стоит рыболовство.

В реках промышляли рыбу лососевых пород. С мая и до конца сентября, по мере сменяемости видов нерестящейся рыбы, ловили чавычу, нерку, кету, горбушу, гольца, кижуча. В море промышляли навагу (на льду), корюшку, мойву. Орудия рыболовства в основном пассивные - запоры, ставные сети, невода, применялись плавные сети. В связи с большими объемами вылавливаемой рыбы, ее обычно заготавливали впрок - вялили, квасили, позже солили.

Объектами морского зверобойного промысла являлись различные тюлени. Практиковалась охота на лежбищах и в прибрежной зоне загоном в сети. Продукция зверобойного промысла использовалась в пищу (мясо, жир) и как корм ездовым собакам. Шкуры шли на изготовление одежды и предметов домашнего обихода.

Из крупных животных добывали камчатского бурого медведя и горных баранов, мясо которых использовалось в пищу. Объектами пушного промысла являлись соболь, лисица, песец и т.д. До появления на Камчатке русских пушная охота носила натуральный характер - шкурки пушных животных шли на изготовление одежды.

В хозяйстве ительменов широко представлено собирательство, причем не только пищевое, но и сырьевое. В пищу собирали черемшу, клубневые (сарана, овсянка), стебли кипрея (для варки чая), зонтичные, ягоду. Заготавливали траву для плетения циновок, корзин, веревок и ниток. Объектами собирательства являлась прибрежная морская флора и фауна, птичьи яйца.

У русских переняли разведение крупного рогатого скота, огородничество, в особенности картофелеводство.

Поселения ительменов, в прошлом часто укрепленные (почему казаки их называли острожками), располагались по берегам водоемов и состояли из нескольких зимних и летних жилищ.

Зимнее жилище - каркасная полуземлянка с бревенчатыми стенами и плоской крышей. Снаружи стены покрыты травой и засыпаны землей. Очаг расположен сбоку. Это жилище для большесемейного коллектива. Именно это жилище в последствие заменяется срубным домом.

Летнее жилище ительменов - свайный балаган. На приподнятой над землей платформе ставился жердевой пирамидальный каркас, который покрывали древесной корой и травой. Балаган имел два входа. Позднее балаган стал использоваться в качестве хозяйственной постройки.

Численность камчадалов (ительменов) на период открытия Камчатки по разным оценкам колеблется от 50 до 20 тысяч человек. В 30-40-е годы XVIII века на Камчатке было около 100 камчадальских поселений. Ясачных камчадалов - мужчин в возрасте от 15 до 50 лет - около 2,5 тысячи, русских служилого сословия - около 250 человек, а с членами их семей, преимущественно смешанного происхождения, - около 500.

Численность по переписям: 1897 - 2805, 1926 - зафиксировано 4217 "камчадалов", в т.ч. 859 ительменов, указавших в качестве родного ительменский язык.

В 1926 году некогда многочисленный народ камчадалов был разделен на тех, кто сохранил свой язык (ительменов) и тех, кто этот язык утратил (камчадалов, которые стали теперь считаться русскими). Поэтому в дальнейших переписях в числе аборигенов Камчатки учитываются только потомки жителей восьми населенных пунктов, признанных аборигенами (селениях Сопочном, Морошечном, Белоголовом, Хайрюзово, Ковране, Утхолоке, Напане, Седанке), которые в период ХХ столетия расселились по всей Камчатке и компактно проживают в настоящее время только в селах Ковран и Верхне-Хайрюзово: 1959 год - 1109 ительменов, 1970 - 1301, 1979 - 1370, 1989 - 2481.

В настоящее время ительменском языке выделяют седанкинский, хайрюзовский, напанский диалекты. На современную лексику оказали влияние корякский и русский языки. В настоящее время народ двуязычен. Русский является языком внутреннего и межэтнического общения и обучения. Лишь 18,8 % населения, преимущественно представители старшего поколения, родным считают ительменский язык.

Зимним жилищем служили прямоугольные или овальные полуземлянки (юрты) с деревянным сводом, поддерживаемым столбами. Дым очага выходил через боковое отверстие. В юрту спускались по бревну с перекладинами через верхнее отверстие. Обычно в землянке зимовало от 5 до 12 семей. На летние промыслы каждая семья переселялась в свайную постройку из жердей с коническим верхом, рядом строили сооружения из жердей и травы, в которых чистили и варили рыбу. К концу XVIII века у ительменов появились русские избы, из хозяйственных построек - срубные амбары и помещения для скота.

Зимней одеждой, как мужской, так и женской, были глухие шубы с капюшоном – кухлянки  (ниже колен) и камлеи (до пят), которые шили из оленьего меха двойными - мехом внутрь и наружу. Зимой мужчины и женщины носили штаны мехом внутрь, летом - замшевые. Летней одеждой часто служила выношенная зимняя, которую на промыслах дополняли плащами и обувью из выделанных рыбьих кож. Женской домашней одеждой был комбинезон, мужской - набедренная кожаная повязка. Зимнюю обувь шили из оленьих камусов, дополняя меховыми чулками, летнюю - из шкур ластоногих. Зимние меховые шапки имели вид капора, а летние, похожие на алеутские, делали из бересты или перьев и палочек. Белье, украшения, летнюю одежду заимствовали у русских.

Рыба служила основной пищей и кормом для собак. Ее заготавливали впрок: вялили и квасили в ямах, реже запекали и коптили, зимой замораживали. Лососевую икру сушили и квасили. Реже употребляли в пищу мясо зверей и птиц. Мясо и жир морских животных парили в ямах, кишки и желудки использовали как емкости для хранения продуктов. С рыбой и мясом ели много различных трав, кореньев, клубней сараны, ягод. Собирали кедровые орехи, яйца водоплавающих. Пищу готовили и подавали в деревянной и берестяной посуде, запивали водой. У русских заимствовали различные способы копчения и соления рыбы, приготовление картофеля, мучных изделий, супов, чая с молоком. Из-за трудностей доставки на Камчатку соли и муки соление рыбы и употребление хлеба было ограниченным.

Религиозные представления и обряды ительменов основаны на анимизме - вере в подземный загробный мир, добрых и злых духов; тотемизме - вере в родство с тем или иным животным, почитании хозяев моря и лесных животных. После обращения ительменов в 1740-1747 годах в христианство стали распространяться православные обряды - крещение, венчание, отпевание. Уже в первой четверти XIX века путешественники отметили в камчадальских селениях православные кладбища. Установилась традиция при крещении давать детям русские имена. Ительмены числились прихожанами камчатских церквей, и первые русские фамилии получили по фамилиям духовенства и служилых.

Фольклор, музыкальные инструменты.

Записи фольклора представлены мифами в русском пересказе исследователей XVIIIвека и сказками, записанными на ительменском языке в ХХ веке. В настоящее время мифологические сюжеты о сотворении мира сохранились только в сказках и обрядах, возможно, вследствие поголовной христианизации ительменов, а также резкого и быстрого падения их численности в результате эпидемий во второй половине XVIII века и последующей ассимиляции.

В мифологии основным персонажем выступает  Кутх, или Ворон. Он предстает как демиург (творец), создатель Камчатки и в то же время как трикстер - плут, обманщик, шутник, перевертыш, несущий в себе добро и зло, мудрость и глупость. В сказках он постоянно попадает в неблаговидные ситуации, которые иногда приводят его к гибели. Раздвоение образа Кутха (демиург - трикстер) произошло достаточно давно, в мифологическом сознании оба образа существовали параллельно. Как и у соседей - коряков и чукчей, в фольклоре ительменов присутствуют животные, нередко в качестве племени (с "мышиным народом" Кутх вступает в конфликты или разного рода сделки).

Музыка характеризуется несколькими локальными вариантами, изученными неодинаково. К началу 1990-х годов были известны три из них: два западных - ковранский и тигильский и один восточный - камчадальский. Музыка, инструменты и жанры взаимосвязаны с фольклорными традициями русских старожилов, коряков, курильских айнов и эвенов.

Музыку ительменов делят на песенную, танцевальную, инструментальную и повествовательную. Песенная мелодия сопровождает импровизированный текст. Песни с лирическим текстом у ковранцев называются чака’лэс (от чак’ал - "горло", "рот"), у тигильцев -репнун (от репкуё - "напевать", "голосить"). Колыбельные песни, хотя и выделяются терминологически (у ковранцев - корвэльу, у тигильцев -карвэльу), собственных мелодий не имеют, а поются на различные типовые мелодии. Тексты заговоров, обнаруженные только у ковранцев, поются на ритуальные мелодии (кмаличинэх).

У ительменов известно 16 музыкальных и звукопроизводящих инструментов под общим названием  ма’лйанон - "играющий предмет". Ительменский бубен (яяр) родствен корякскому. Существовал и деревянный пластинчатый варган (варыга). Флейта из дудника с наружной свистковой щелью без отверстий для пальцев у ковранцев называется ковом, у тигильцев - коун.

Фольклорные музыкальные и художественные традиции ительменов в настоящее время ярко проявляются в ежегодном осеннем празднике "Алхалалалай". Это обрядовый календарный праздник, знаменующий собой завершение хозяйственного цикла. В празднике в обрядовой форме воспроизводятся элементы мифов о сотворении мира и ритуалы, связанные с благодарением природы.

Полярная энциклопедия школьника "Арктика — мой дом", том "Народы Севера Земли" (М., 1999)

Кор́яки  (нымыланы, чавчувены, алюторцы) - народ, представляющий коренное население Корякии (бывшего Корякского автономного округа). Кроме Камчатки, коряки компактно проживают в Чукотском автономном округе и Магаданской области (Северо-Эвенский район).

Общая численность - около 9 тыс. чел. (8743 чел. по данным переписи 2002 года в РФ, в том числе 7,3 тыс. чел. - в Камчатском крае).

Говорят в основном по-русски, около 2 тыс. чел. сохраняет корякский язык, около 1 тыс. - алюторский язык. Письменность на русской основе. В отношении религии среди коряков распространено христианство (русское православие, в основном среди береговых, оседлых коряков), остаются сильны и традиционные верования (шаманизм).

По роду занятий и образу жизни традиционно коряки делятся на тундровых и береговых. Каждая группа говорила на своём языке включала несколько более мелких территориальных групп:

тундровые коряки (кочевые, чавчувены, самоназвание чавчыв, чавчывав - оленевод) - кочевые жители внутренней тундры, занимающиеся разведением оленей. Исконный язык - собственно корякский. Включают:  каменцы (побережье Пенжинской губы) ;  паренцы (река Парень на северо-востоке полуострова Тайгонос);  итканцы (сёла Верхняя, Средняя и Нижняя Иткана на востоке полуострова Тайгонос);  апукинцы (низовья реки Апука); береговые коряки (оседлые; нымыланы, самоназвание нымылъын, нымылъу) - оседлые жители побережий, занимающиеся морским рыбным промыслом. Исконный язык - алюторский, поэтому всю группу также иногда называют алюторцами. Включают:  паланцы (северо-западное побережье Камчатки между сёлами Усть-Воямполка и Лесная) , алюторцы (северо-восточное побережье Камчатки между сёлами Тымлат и Олюторка);  карагинцы (побережье Карагинского залива между сёлами Ука и Тымлат)

К береговым корякам близки кереки (берег Берингового моря между бухтой Наталья и мысом Наварин), в советское время включавшиеся в состав коряков.

Первые упоминания о коряках встречаются в документах середины XVIIвека. Предки коряков являются, судя по культурной близости, создателями охотской культуры (1 тыс. н. э.).

Название народа, как считали С.П. Крашенинников и Г. Стеллер, произошло от "хора" - "олень". Олень давал им все необходимое для жизни: мясо шло в пищу, шкуры - на изготовление одежды (кухлянок, малахаев, торбасов), строительство переносных жилищ (яранг), кости - на изготовление орудий труда и бытовых предметов, жир - на освещение жилья. Олени были для коряков и средством передвижения. Для береговых коряков (нымыланов) основным типом хозяйства было рыболовно-охотничье. Рыбу ловили в основном в реках, сетями из крапивных волокон. Морской зверобойный промысел стоял на втором месте после рыболовства в хозяйстве оседлых коряков. В море выходили на байдарах, обтянутых шкурами, в нерпу, лахтака и, главное, кита метали гарпун, привязанный к носу судна, а добивали китов копьями с каменными наконечниками. Шкуры морских животных использовали для обтягивания лодок, обшивали ими ляжи, шили из них обувь, мешки и сумки, изготовляли ремни.

Корякский язык входит в чукотско-камчатскую группу палеоазиатских языков, в которой он ближе всего к чукотскому. Культурно-хозяйственное разнообразие коряков, в структуре их языка отразилось в диалектах, названия которых, соответствуют выделяемым группировкам: чавчувенский, каменский, апукинский, паренский, итканский, олюторский, карагинский, паланский, керекский.

В 1932 г. под руководством В.Г.Богораза С.Н.Стебницкий подготовили "Красную грамоту" - первый букварь на корякском языке. Сложность распространения грамотности среди коряков заключалась в делении их языка на две диалектные группы - северную и южную - каждая из которых состояла из говоров. Наряду с ними выделялся еще один диалект коряков-оленеводов чаучу. Поскольку чаучу составляют около половины численности коряков, именно их язык был взят за основу создания письменности, учебной и массовой литературы. В 1937/1938 учебном году обучение было переведено на алфавит с русской графической основой. В современном мире письменность на русской графической основе.

Коряки  - одно из этнических подразделений северо-восточных палеоазиатов. Термин "палеоазиаты" (или древнеазиатские народы) был предложен Л. И. Шренком в середине XVIII века для обозначения ряда малочисленных народов Северной и Северо-Восточной Сибири, для которых свойственны архаические черты культуры, характерные для неолитической стадии развития.

Основанием для выделения этих народов в особую языковую группу послужило то, что их языки не связаны с большими языковыми семьями Северной Азии. В эту группу входили чукчи, коряки, ительмены, юкагиры, чуванцы, нивхи, кеты, эскимосы, алеуты и айны. По мнению Л. И. Шренка, палеоазиатские народы являются потомками древнейшего населения Северной Азии.

Наиболее ранние известия о коряках относятся к 1669 году. Их сообщил приказчик Охотского острога М. Сосновский, основываясь на рассказах пеших тунгусов. Первые этнографические сведения о коряках Камчатки были получены в 1700 году от якутского пятидесятника Владимира Атласова, который в 1697 году из Анадырского острога отправился "для прииску новых землиц".

Береговые коряки занимались рыболовством и морским зверобойным промыслом. Рыбу ловили сетями, сплетенными из крапивных ниток. Изготовление сетей было очень трудоемким делом. Заготовленные стебли крапивы высушивали, затем мочили и потом снова сушили, после чего расчесывали гребнями, освобождая от костры (одревесневшей части стеблей). Из полученных волокон руками сучили нити. Чтобы заготовить необходимое количество ниток, а затем связать сеть "в пятьдесят маховых сажень", требовалось около двух лет работы одной семьи. Сети из крапивных нитей были недолговечны, они выходили из строя уже на второй год пользования ими.

Второе место после рыболовства в хозяйстве оседлых коряков занимал морской зверобойный промысел. Кроме мяса и жира животных, которые шли в пищу и на корм собакам, широкое применение в быту находили шкуры. Ими обтягивали кожаные лодки и обшивали лыжи. Из них шили обувь, различные мешки и сумки для хозяйственных надобностей, изготовляли ремни. Кости использовали для различных поделок. Охотились на морских животных с помощью ружей, гарпунов, сетей и колотушек.

В Пенжинской губе на китов охотились летом, выходя в море на больших байдарах. Заметив животное, один из охотников метал в него гарпун, длинный линь которого был привязан к носу байдары. Тогда вторая байдара цеплялась за корму первой, третья - за корму второй и т. д. Загарпуненный кит, стремясь избавиться от наконечника, таскал их за собой, как на буксире. Все байдары подплывали ближе, и охотники добивали кита тяжелыми массивными кольями с каменными наконечниками.

Из других традиционных занятий коряков необходимо также отметить развитие домашних промыслов: резьбы по дереву и кости, плетения, обработки металла.

Центром корякского кузнечества в XIX веке были два селения паренских коряков - Парень и Куэл. Жители этих селений знали горячую обработку железа (острейшие пареньские ножи славятся в Корякии и по сей день). Другие металлы, такие как медь и латунь, обрабатывали только холодным способом. Материалом служили слитки железа и меди (иногда листовая медь и латунь), которые коряки получали от русских купцов.

Место проживания - Корякский автономный округ, Камчатский край. Язык - чукотско-камчатская семья языков.

Самоназвание; расселение.

К началу контакта с русскими в XVIIIвеке коряки делились на кочевых (самоназвание чав’чу - "оленевод") и оседлых (нымылъо - "жители", "поселяне"), в свою очередь подразделявшихся на несколько обособленных групп: карагинцы (каран’ынылъо), паренцы (пойтылъо), каменцы (вайкынэлъо) и т. д. Кочевые расселялись во внутренних районах Камчатки и на прилегающей материковой части, оседлые (береговые) - на восточном и западном побережьях Камчатки, а также в районе Пенжинской губы и полуострова Тайгонос.

Письменность существует с 1931 года на латинской, а с 1936 года - на русской графической основе.

Промыслы, орудия промыслов и орудия труда, средства передвижения.

Для кочевых коряков - чавчувенов характерно крупнотабунное оленеводство с численностью стада от 400 до 2000 голов. В течение года они совершали четыре главные перекочевки: весной (перед  отелом) - на ягельные пастбища, летом - в места, где меньше гнуса (комаров, мошек и пр.), осенью - ближе к стойбищам, где происходил забой оленей, и зимой - короткие перекочевки недалеко от стойбищ. Основными орудиями пастухов служили посох, аркан (чав’ат) - длинная веревка с петлей для ловли оленей, а также палка в виде бумеранга (особым способом изогнутая и после броска возвращающаяся к пастуху), с помощью которой собирали отбившуюся часть стада. Зимой чавчувены охотились на пушных зверей.

В хозяйстве нымылъо - оседлых коряков сочетались морской зверобойный промысел, рыболовство, сухопутная охота и собирательство.

Морской зверобойный промысел - основное занятие жителей Пенжинской губы (итканцев, паренцев и каменцев). Он также играл важную роль у апукинцев и карагинцев, в меньшей степени - у паланцев. Охота на морского зверя весной носила индивидуальный, а осенью - коллективный характер, начиналась в конце мая - начале июня и продолжалась до октября. Основными орудиями были гарпун (в’эмэк) и сети.

Передвигались на кожаных байдарах (култаытвыыт - "лодка из шкур лахтака") и одноместных челнах-каяках (мытыв). Добывали лахтака, нерпу, акибу, ларгу, крылатку. До середины XIX века оседлые коряки Пенжинской губы охотились на китообразных. Добычей моржа занимались апукинцы и карагинцы.

К концу XIX века в результате истребления китов и моржей американскими китобоями промысел этих животных сократился, и первостепенную роль в экономике нымылъо стало играть рыболовство. С весны до осени с моря в реки восточного побережья Камчатки шли огромные косяки лососевых рыб: гольца, нерки, чавычи, кеты, горбуши, кижуча, кунжи; в феврале - марте в заливы заходили корюшка, навага, в апреле - мае воды у берегов "кипели" от сельди, пришедшей для икрометания. Для ловли рыбы использовали запоры, сети ставного и сачкового типа, удочки и крючки на длинном ремне, напоминающие гарпун. Рыболовство дополнялось охотой на птиц, копытных и пушных зверей, собирательством дикорастущих ягод и съедобных корней. Из орудий охоты были распространены капканы, самострелы, сети, ловушки давящего типа (насторожка срывается, и бревно придавливает зверька), черканы и тому подобное, а с конца XVIII века стали пользоваться огнестрельным оружием.

Карагинцы и паланцы освоили огородничество и скотоводство.

Кочевые коряки жили летом и зимой в переносных каркасных ярангах (яяна), основу которых составляли три шеста высотой 3,5-5 метров, поставленные в виде треноги и связанные наверху ремнем. Вокруг них, в нижней части яранги, образуя неправильную окружность диаметром 4-10 метров, укрепляли невысокие треноги, связанные ремнем и соединенные поперечными перекладинами. Верхняя коническая часть яранги состояла из наклонных жердей, опирающихся на поперечные перекладины, верхушки треног и верхние концы трех основных шестов. На остов яранги натягивали покрышку, сшитую из стриженых или потертых оленьих шкур, мехом наружу. Внутри вдоль стен к дополнительным шестам привязывали меховые спальные пологи (ёёна), по форме напоминающие перевернутый вверх дном ящик высотой 1,3-1,5 метра, длиной 2-4 метра, шириной 1,3-2 метра. Количество пологов определялось числом семейных пар, живущих в яранге. Пол под пологом застилали ветками ивы или кедровника и шкурами оленя.

У оседлых коряков преобладающим типом жилища была полуземлянка (лымгыян, яяна) длиной до 15 метров, шириной до 12 метров и высотой до 7 метров. При ее сооружении в круглую яму глубиной 1-1,5 метра по окружности вкапывали восемь вертикальных столбов и четыре - в центре. Между наружными столбами вбивали по два ряда распиленных вдоль бревен, образующих стены жилища, сверху скрепленные поперечными балками. От квадратной рамы, соединяющей четыре центральных столба и образующей верхний вход и дымовое отверстие, к верхним поперечным балкам стен шли плахи восьмискатной крыши. Для защиты от снежных заносов коряки западного побережья сооружали вокруг отверстия воронкообразный раструб из жердей и плах, а коряки восточного побережья - заслон из прутьев или циновок. К одной из стен, обращенной к морю, пристраивали углубленный в землю коридор с плоской крышей. Законопаченные сухой травой или мхом стены, крышу и коридор жилища засыпали сверху землей. Очаг, состоящий из двух продолговатых камней, располагался на расстоянии 50 сантиметров от центрального бревна с зарубками, по которому зимой через верхнее отверстие попадали в жилище. В промысловый сезон входом служил боковой коридор. Внутри такой землянки на стороне, противоположной коридору, устанавливали помост для приема гостей. Вдоль боковых стен подвешивали спальные пологи из вытертых шкур оленя или выношенной меховой одежды.

В начале XIX века под влиянием русских поселенцев у паланцев, карагинцев, апукинцев и коряков северо-западного побережья Охотского моря появились бревенчатые избы. К концу XIX века карагинцы и частично паланцы начали строить наземные жилища якутского типа (балаган), в которых окна затягивали кишками морских животных или медведя. В центре таких жилищ устанавливали железную или кирпичную печь с трубой, вдоль стен сооружали деревянные нары.

Одежда.

У всех групп коряков одежда была глухого покроя. Чавчувены шили ее обычно из оленьих шкур, приморские использовали, наряду с оленьими, шкуры морских животных. Украшением служил мех собак и пушных зверей. Зимой носили двойную (мехом внутрь и наружу), летом - одинарную одежду. "Всепогодный" мужской комплект состоял из меховой рубахи-кухлянки с капюшоном и нагрудником, меховых штанов, головного убора и обуви. Верхние штаны шили из тонкой оленьей шкуры или камусов оленей, нижние и летние - из ровдуги или кожи, вырезанной из старой покрышки яранги. До конца XIX века береговые коряки-охотники во время промыслового сезона ходили в штанах из тюленьих шкур.

Защищая кухлянку от снега, надевали широкую рубаху - камлейку - с капюшоном из ровдуги или ткани, которую носили также и летом в сухую погоду. Для дождливой погоды служила камлейка из ровдуги, обработанной мочой и прокопченной дымом.

Зимняя и летняя мужская обувь - башмаковидного кроя с длинным (до колен) или коротким (до щиколоток) голенищем. Зимнюю шили из оленьих камусов мехом наружу, летнюю - из тонких оленьих, собачьих, тюленьих или нерпичьих шкур, ровдуги или непромокаемой продымленной шкуры оленя с подстриженным ворсом. Подошву делали из шкуры лахтака, кожи моржа, оленьих щеток (часть шкуры с длинной шерстью с ноги оленя над копытом).

Меховой мужской головной убор - малахай капорообразного кроя с наушниками - носили зимой и летом. В комплект зимней мужской одежды входили двойные или одинарные рукавицы (лилит) из оленьего камуса.

Женщины шили для себя меховой двойной комбинезон до колен. Для нижнего комбинезона чавчувенки подбирали однотонные тонкие шкуры молодых оленей, для верхнего предпочитали пестрые. У приморских корячек в одежде преобладают чередующиеся белые и темные полосы оленьего камуса и меховая мозаика. Летние комбинезоны изготавливали из продымленной шкуры оленя или ровдуги, украшали их полосками красной ткани, вставленными в швы. Поверх комбинезона женщины зимой носили двойную или одинарную кухлянку, сходную с мужской, а весной, летом и осенью - меховую рубаху гагаглю (кагав’лён) мехом внутрь, значительно длиннее мужской кухлянки. Перед и спинку гагагли украшали бахромой из тонких ремешков, подвесками из крашеного меха нерпы, а также бисером. Специальных головных женских уборов не было. Во время перекочевок женщины оленных коряков носили мужские малахаи. Женскую обувь украшали аппликацией из тонкой белой кожи с шеи собак, но по крою и материалам она была идентична мужской. Зимой женщины носили меховые двойные рукавицы.

До пяти-шестилетнего возраста ребенку шили комбинезон с капюшоном (калны’ыкэй, кэкэй): зимой - двойной, а летом - одинарный. Рукава и штанины комбинезона зашивали, а после того как ребенок начинал ходить, к штанинам пришивали меховую или ровдужную обувь. В одежде детей пяти-шестилетнего возраста уже четко прослеживалось предназначение ее по половому различию.

Питались оленные коряки мясом оленя, чаще всего вареным, употребляли также кору ивы и морскую капусту. Береговые жители ели мясо морских зверей, рыбу. С XVIII века появились покупные продукты: мука, рис, сухари, хлеб и чай. Мучную кашу варили на воде, крови оленя или тюленя, а рисовую ели с тюленьим или оленьим жиром.

Социальная жизнь, власть, брак, семья.

Основой социальной жизни была большая патриархальная (от лат. pater - "отец", arche - "власть") семейная община, объединявшая близких, а у оленных - иногда и отдаленных родственников по отцовской линии. Во главе ее стоял старейший мужчина. Браку предшествовал испытательный для жениха срок отработки в хозяйстве будущего тестя. По истечении его следовал так называемый обряд "хватания" (жених должен был поймать убегающую невесту и дотронуться до ее тела). Это давало право на брак. Переход в дом мужа сопровождался обрядами приобщения жены к очагу и семейному культу. Вплоть до начала ХХ века сохранялись обычаи левирата (от лат. levir - "деверь, брат мужа"): если умирал старший брат, младший должен был жениться на его жене и заботиться о ней и ее детях, а также сорората (от лат. soror - "сестра"): вдовец должен жениться на сестре умершей жены.

Типичное селение береговых коряков объединяло несколько родственных семей. Существовали производственные объединения, в том числе байдарные (пользующиеся одной байдарой), ядром которого была большая патриархальная семья. Вокруг нее группировались другие родственники, занимавшиеся промыслом.

Стойбище оленеводов, глава которого владел большей частью оленьего стада и руководил не только хозяйственной, но и общественной жизнью, насчитывало от двух до шести яранг. Внутри стойбища связи основывались на совместном выпасе оленей, скреплялись родственными и брачными узами и поддерживались древними традициями и обрядами. Начиная с XVIII века у кочевых коряков имущественное разделение (расслоение), обусловленное развитием частной собственности на оленей, привело к появлению бедняков-батраков, которые могли и не состоять в родстве с другими жителями стойбища.

В начале ХХ века произошло разрушение патриархально-общинных отношений среди оседлых коряков. Вызвано это было переходом к индивидуальным видам хозяйственной деятельности: добыче мелкого морского зверя, пушной охоте, рыболовству.

Главные обряды и праздники оседлых коряков XIX - начала ХХ века посвящались промыслу морских животных. Основные их моменты - торжественные встреча и проводы добытых животных (кита, касатки и др.). После исполнения ритуала шкуры, носы, лапки убитых животных пополняли связку семейных "охранителей".

Главный осенний праздник кочевых коряков - Коянайтатык - "Перегонять оленей" - устраивали после возвращения стад с летних пастбищ. После зимнего солнцестояния оленеводы праздновали "возвращение солнца". В этот день они состязались в гонках на оленьих упряжках, борьбе, беге с палками, набрасывали аркан на движущуюся по кругу цель, взбирались на обледенелый столб.

У коряков были развиты также обряды жизненного цикла, сопровождавшие свадьбы, рождение детей, похороны.

Для защиты от болезней и смерти обращались к шаманам, совершали различные жертвоприношения, носили амулеты. Преждевременный уход из жизни считали кознями злых духов, представления о которых нашли отражение в похоронно-поминальной обрядности. Погребальную одежду готовили еще при жизни, но оставляли ее недошитой, опасаясь, что имеющий уже готовую одежду умрет раньше. Ее дошивали крупным, некрасивым швом, пока покойник находился в жилище. В это время спать строго запрещалось. Основной способ погребения - сожжение на костре из кедрового стланика. С умершим на костер укладывали его личные вещи, предметы первой необходимости, лук и стрелы, продукты, подарки ранее умершим родственникам. У береговых коряков южных групп, крещенных еще в XVIII веке, православный похоронно-поминальный обряд переплетался с традиционными обычаями: сожжением умерших, изготовлением погребальной одежды, обращением с покойником как с живым.

Фольклор, музыкальные инструменты.

Основные жанры повествовательного фольклора коряков - мифы и сказки (лымныло), исторические предания и легенды (панэнатво), а также заговоры, загадки, песни. Наиболее широко представлены мифы и сказки о Куйкыняку (Куткыняку) - Вороне. Он предстает и как творец, и как трикстер-проказник. Популярны сказки о животных. Персонажами в них чаще всего выступают мыши, медведи, собаки, рыбы, морские звери. В исторических повествованиях отражены реальные события прошлого (войны коряков с чукчами, с эвенами, межплеменные стычки). В фольклоре заметны следы заимствований у других народов (эвенов, русских).

Музыка представлена пением, речитативами, горлохрипением на вдохе и выдохе. К лирическим относят "именную песню" и "родовую песню", воспроизводящие местные и семейные напевы.

Общее корякское название музыкальных инструментов -г’эйнэчг’ын. Это же слово обозначает и духовой инструмент, похожий на гобой, с пищиком из пера и раструбом из бересты, а также флейту из растения борщевика с наружной щелью без игровых отверстий, и пищалку из пера птицы, и трубу из бересты. Характерны также пластинчатый варган и круглый бубен с плоской обечайкой и внутренней крестовидной рукояткой с позвонками на скобе с внутренней стороны обечайки.

Как особая этнографическая группа коряков долгое время рассматривались алюторцы, олюторцы, алюторы (по-корякски и по-чукотски - алутальу, элутальу). В русских источниках они впервые упоминаются с начала XVIII века как особый народ. Переписью 1989 года выделены в качестве самостоятельного народа.

Названы по селу Алют, по другой версии - от эскимосского алутора - "заколдованное место". Самоназвание -нымыльу, то же, что и у различных групп береговых коряков.

Численность 3500 человек. Живут в основном в восточной части Корякского автономного округа - в селениях по побережью Берингова моря, от залива Корфа на севере до села Тымлат на юге, и по среднему течению реки Вивник, а также на западном побережье Камчатки, в селе Реккинники. Говорят на алюторском диалекте, близком к южной ветви диалектов береговых коряков. Некоторые лингвисты рассматривают алюторский диалект как самостоятельный язык. По типу хозяйствования и традиционной культуре алюторцы весьма близки береговым корякам: также занимались морским зверобойным промыслом, в том числе охотились на китообразных и моржей, рыболовством, собирательством, охотой, с XIX века - оленеводством. Оленей обменивали на продукты морского промысла и товары первой необходимости, оленный транспорт использовали при перекочевках (собачьи упряжки - для повседневных хозяйственных нужд, при осмотре капканов и ловушек в период охоты).

Алюторцы имели аналогичные корякским жилища и одежду, одной из особенностей последней были непромокаемые камлейки из кишок моржа; отличало алюторцев также обыкновение пришивать штаны из оленьих камусов к зимним торбасам.

Верования и обряды алюторцев мало чем отличались от корякских. Христианство, распространявшееся среди них с начала XVIII века, не было ими воспринято. Алюторцы и поныне продолжают сохранять ряд локальных этнографических особенностей.

В марте 2000 года постановлением Правительства РФ они включены в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

Полярная энциклопедия школьника "Арктика — мой дом", том "Народы Севера Земли" (М., 1999)

! Оптимальное кол-во участников в группе – 6 человек

Максимальное кол-во участников в группе – 8 человек

Продолжительность тура: 14 дней/13 ночей

Программа:

1 день. Встреча в аэропорту. Переезд в Петропавловск-Камчатский. Размещение в гостинице. Отдых. Непродолжительная обзорная экскурсия по историческому центру города.

2 день. Переезд на на автомобиле   повышенной проходимости до р. Птичий (Мильковский район. Центральная Камчатка), Встреча с проводниками и лошадьми. Распределение лошадей, груза. 

3 день. Переход р..Птичий - оз. Кетачан  - озеро Тымгытытыин, оз. Арбунат ( рыбалка на гольца , в августе возможны встречи с  оленеводческими звенями)

4 день. озеро Арбунат  - Ачмола ( местность  у подножия вулкана Алней Ичинский (Ичинская сопка), лавовые потоки)

5 день. Переход: Ачмола –  пер. Верхний Хлебный ( переход  по застывшим лавовым потокам).

6 деньПереход:  пер. Верхний Хлебный - пер. Морошки ( в конеце июля –августе возможны встречи с оленеводческими звеньями )

7 день. Пер. Морошка – Зелёный домик  ( полевой дом оленеводов в верховьях р. Верх. Хайрюзова)

8 день. Отдых. Рыбалка. (Возможно  посещение кочующего оленеводческого звена)

9 день. Зелёный домик  (полевой домик оленеводов) – пер.  Бабав

10 день. пер.  Бабав - р. Быстрая

11 день. Переход по пойме р. Быстрая – пер. Оемтэвлан

12 день. пер. Оемтэвлан – с. Эссо (районный центр национального Быстринского района)

13 день. Выезд в Петропавловск-Камчатский. Размещение в гостинице

14 день. Выезд в а/порт. Вылет

Даты заезда: 13.08,  29.08 (в обратном направлении). Возможна организация тура по запросу

 

  Конный поход к Ичинскому вулкану. Фотоотчет  Конный поход к Ичинскому вулкану. Фотоотчет

 

 

 

 

Период  действия:  15 июля – 15 сентября

Продолжительность:  12 дней/11ночей

 

Программа :

1 день. Встреча в а/порту. Переезд в Петропавловск-Камчатский. Размещение в гостинице. Небольшая экскурсия по историческому центру города.

2-4 дни. Поездка на морском катере вдоль восточного побережья Камчатки.  Катер заходит в несколько живописных бухт, окаймленных крутыми скалами со срывающимися в бухту водопадами, пляжами из черного вулканического песка, непролазными зарослями кедрового и ольхового стланика и рябины. При благоприятных погодных условиях туристов на  моторных лодках  перевозят к устьям впадающих в бухты рек,  где в период нереста лососей можно наблюдать  медведей, лис. В прибрежных водах обитают  морские животные - сивучи, нерпы, каланы. На скалах гнездятся огромные колонии морских птиц. В бухты за косяками рыб часто заходят стаи касаток.

Для любителей дайвинга предоставляются услуги опытного инструктора (оплачивается отдельно). 

Во время поездки ночлег организуется на берегах бухт в палатках, либо на  борту.

Порядок посещения бухт диктуется погодными условиями.

5 день.  Выезд к подножию вулкана Горелый. Восхождение на вулкан. Спуск. Переезд по кальдере к Мутновской ГЕОТЭС. Организация лагеря. Экскурсия к Дачным источникам.

6 день.  Ранний подъем.Выезд к подножию вулкана Мутновский.Выход в кратер вулкана Мутновский. Осмотр фумарольных полей, кипящих серных котлов.Спуск. Отдых. При наличии благоприятных погодных условий и времени  - радиальный выход к водопаду в овраге Опасный. Возвращение в Петропавловск (Паратунку). Размещение в гостинице

7 день.  Завтрак. Выезд на микроавтобусе/автобусе в пос. Козыревск (Центральная Камчатка). Размещение в гостевом доме. Отдых. В течение поездки предстоит проехать значительное расстояние (около 500 км) от восточного побережья в северо-западном направлении. Дорога пересекает несколько хребтов, тундры, лиственные и хвойные леса, массу горных рек и ручьев и сама  является достойным экскурсионным объектом. 

8 день. Выезд к подножию Толбачинского вулкана. Экскурсия к Северному прорыву БТТИ.  Переезд к подножию вулкана Плоский Толбачик. Организация лагеря (палатки)

9 день. Ранний подъем. При благоприятных погодных условиях восхождение на вулкан Плоский Толбачик.  Технически восхождение не сложное, но нужно учитывать большую продолжительность маршрута - 10 км и значительную высоту -  3000 м н.у.м.  Вулкан представляет собой громадную вулканическую постройку в форме усеченного конуса. На вершине - гигантский провал, образовавшийся в результате извержений. По пути восхождения вы увидите мощные лавовые потоки, конусы многочисленных трещинных извержений, панорамы ближних и дальних вулканов и хребтов, фантастические "лунные" ландшафты. После отдыха на вершине - Спуск. Возвращение в лагерь. Отдых

10 день.  Завтрак. Переезд в с. Эссо – центр Быстринского национального района. Размещение в гостевом доме. Отдых. Экскурсия в музей.

11 день.  Завтрак. Сплав по р. Быстрой Козыревской (красивая горная речка. По пути - рыбалка). Возвращение в Эссо. Ужин. Отдых

12 день. Возвращение в П-К

13 день. Выезд в а/порт. Вылет

Стоимость для 1 участника -

Группа - 8 человек

Период  действия:  июль -  сентябрь

Продолжительность: 6 дней/5 ночей

Программа:

1 день: Выезд из г. П.-Камчатского в пос. Козыревск (микроавтобус) - 450 км, размещение в гостевом доме/квартире/турприюте. Ужин.

2 день:  Завтрак. Переезд на  автомобиле повышенной проходимости к подножию вулкана Плоский Толбачик (70 км) в район Северного прорыва БТТИ.  Экскурсия на  конусы.  Возвращение. Обед.  Переезд в район конуса Клешня. Установка лагеря. Ужин. Отдых

3 день:  Завтрак. Экскурсия к конусам и лавовым полям район Нового Толбачинского Извержения (НТТИ). Возвращение в лагерь. Ужин. Отдых

4 день:  Возвращение в пос. Козыревск. Непродолжительный отдых, переезд в с. Эссо. Размещение в гостевом доме/гостинице. Ознакомительная прогулка по селу. Купание в бассейне с термальной водой. Отдых. Ужин

5 день:  Завтрак. Сплав по р. Быстрая Козыревская (красивая горная речка,рыбалка, уха) . Возвращение в Эссо. Ужин. Отдых

6 день:  Завтрак. Выезд в  г. Петропавловск-Камчатский.

 

Стоимость  для 1 участника  группа  6  человек 

Камчатка - это все другое. Это - другое измерение, масштабы, ритмы. Это  планета Земля, но другая. Приезжайте и ощутите «с чего начинается Родина»! А мы Вам в этом поможем

  

 

Перечень туров. Сезон 2015

 

Наша специализация - обслуживание небольших групп и индивидуальное обслуживание. Но, в случае необходимости мы готовы организовать путешествие группам, численностью до 10-12 человек.

 

На границе стихий: Тихий океан и вулканы

На Камчатке почти все «самое»: на ее берега обрушиваюся волны самого большого океана планеты - Тихого; количество действующих, дремлющих и потухших вулканах на суше и под водой - самое большое на «душу населения»; на нерест в ее реки заходит самое большое стадо лососей самых ценных пород, на шельфе обитает самый крупный и деликатесный - королевский краб, по лесам-долам бродят одни из самых крупных медведей и лосей, а по горам самые снежные бараны. Ощутить мощь и красоту двух главных составляющих природы Камчатки: Океана и вулканов  можно в полной мере, в предлагаемом путешествии

 Программа

БТТИ. НТТИ. Плоский Толбачик

Вулканы центральной Камчатки - ничего подобного Вы не увидите больше нигде! Предлагаем совершить 5-ти дневное  путешествие в район Большого Трещинного Толбачинского Извержения, Нового Трещинного Толбачинского Извержения, подняться на вулкан Плоский Толбачик, добыть огонь из недр земли и поразмышлять о сущности бытия, любуясь фантастической картиной, созданной великим художником Природой.

Программа

Конный тур к  Ичинскому вулкану.

История возникновения Ичинского вулкана неоднозначна. Существует несколько теорий его происхождения. Несомненно одно – появление его на свет вызвано гигантскими катаклизмами и разгулом подземных стихий. Увидеть последствия этих событий, насладиться удивительными ландшафтами, разноцветьем альпийских лугов, белизной ледников, шумом водопадов и стремительным бегом горных ручьев мы приглашаем в этом походе.

 Программа

Кольцевой тур вокруг Ичинского вулкана.  Только для профессионалов

Обойти Ичинский вулкан, насладиться его суровой красотой, мощнейшими ледниками, многочисленными водопадами, преодолеть невысокие, но очень сложные перевалы, многочисленные лавовые потоки, снежники, ручьи и реки, пройти по совершенно безлюдным местам - это очень сложное путешествие, требующее от участников профессионального опыта, схоженности,  командного духа, взаимовыручки и поддержки.

 

К вулканам и термальным источникам Налычевской долины

В этом многодневном путешествии Вы сможете познакомиться со всеми, характерными для Камчатки, ландшафтами, природными зонами растительным и животным миром. В долине, представляющей собой горную тундру, Вы сможете насладиться чудесными пейзажами, понежиться в естественных термальных источниках, расположенных вдоль берегов р. Горячей, принять грязевые ванны на Таловских источниках, полюбоваться водопадами и стремительными ручьями, утолить жажду натуральными природными нарзанами, ощутить дыхание вулканов, преодолеть горные перевалы, снежники, надышаться воздухом, наполненным запахами цветущих альпийских лугов, кедрового и ольхового стланника, ледников и океана

 Программа

Вулкан Авача

Наиболее популярный и излюбленный камчадалами и гостями Камчатки вулкан. Населяющие его духи - гамулы не смыкая глаз охраняют Авачинскую бухту, побережье Тихого океана от напастей и недругов. Временами, они обходят кратер и тогда над вершиной хорошо видны их белоснежные фигуры. Мы предлагаем познакомиться с ними лично. И, если вы им понравитесь, то они откроют вам утонченные панорамы и подарят чувство свободного парения

Программа

Восхождение на вулкан Горелый

Вулкан Горелый с плато выглядит невысоким и малопримечательным хребтом  и ничто не говорит о том, что на вершине взору внезапно открываются огромные кратеры, дающие однозначное представление о его истинной мощи.

 

Восхождение на вулкан Горелый и в кратер вулкана Мутновский

Оба вулкана расположены неподалеку друг от друга в древней кальдере.  Мутновский вулкан - еще один раскаленный исполин, позволяющий осторожно  заглянуть на вулканическую кухню, где все шипит, плещется кипятком, дымит и производит удивительные по красоте изделия из кристаллической серы.

 

Бухты Камчатки

Во время предлагаемого путешествия Вы посетите красивейшие бухты; увидите морских животных и колонии морских птиц; в устьях рек и по берегам озер сможете наблюдать медведей и других "сухопутных" животных; порыбачить; отведать свежие морские деликатесы и уху "с дымком" из свежепойманной рыбы; послушать вечную музыку морского прибоя; побродить по "диким" пляжам и порадоваться находкам: перламутру ракушек, удивительным раковинам морских ежей; колониям мидий на обнажившихся в отлив камнях ; ярким морским звездам и губкам; ажурным водорослям и многому другому. Ваши легкие наполнятся терпким запахом океана, глаза - "свето"-представлениями закатов и восходов, а мечты устремятся следом за стремительными белоснежными чайками.

 

ЭКСКУРСИИ НА ВЕРТОЛЕТАХ, МОРСКИЕ, КОННЫЕ

 

Гроты и скалы Авачинской бухты,  о. Старичков

Однодневная экскурсия, продолжительностью от 5 часов, по акватории Авачинской бухты и Авачинского залива. В программе осмотр знаменитых скал Три брата,  гротов и пещер, вытесанных тысячелетними приливами и штормами  в прибрежных скалах. Остров Старичков с  многочисленной колонией морских птиц, морские нерпы и прочие морские жители. Вы сможете попытать рыбацкую удачу и отведать свежую морскую уху.

 

Бухта Русская

Однодневная экскурсия, продолжительностью 10 часов и двухдневная экскурсия, продолжительностью от 30 часов. В программе: скалы Три брата, о. Старичков, прохождение мимо бухт Вилючинская, Жировая. Одна из красивейших бухт Камчатки - творение двух стихий: вулканов и океана, бухта Русская. Лежбища сивучей, стремительные "танцы" касаток, колонии морских птиц, медведи, нагуливающие жирок у нерестовой реки - сказочный, неповторимый мир!

 

Тайны вулкана Хангар

В самом центре Срединного хребта, скрытый от посторонних глаз, размышляет о чем-то, устремив синий взгляд в Космос, грозный и прекрасный властелин здешних мест вулкан Хангар. Несмотря на то, что находится он всего в 70 километрах от с. Мильково добраться до него пешком очень непросто. Мы предлагаем слетать к загадочному Хангару на вертолете. Это одно из красивейших мест Камчатки. Находка - для фотолюбителей и профессиональных фотографов

 

Долина гейзеров и кальдера вулкана Узон

Зачастую, первое, о чем спрашивают, интересуясь Камчаткой - о возможности посмотреть на это чудо природы. И, хотя, расположенный совсем рядом с Долиной гейзеров вулкан Узон является очень достойным соседом, не уступающем ей в благородстве, о нем знает значительно меньшее число людей.      Мы предлагаем исправить некоторую несправедливость и познакомиться, в течение одной экскурсии, с этими двумя королевскими "жемчужинами" Камчатки

Маршрут:  Вертодром с. Николаевка-Долина гейзеров-Кальдера вулкана Узон-Налычевские источники-вертодром с. Николаевка. Предоставляется бесплатный трансфер Петропавловск-Камчатский-вертодром-Петропавловск-Камчатский 

 

Курильское озеро. Царство камчатской нерки, камчатских медведей и камчатских стихий

Курильское озеро находится на крайнем юге Камчатки. Это второе по величине пресноводное озёр Камчатки. Озеро находится на отметке 104 м над уровнем моря. Максимальная глубина его 316 м, средняя — 195 м. На озере находятся сложенные из лавы острова: Чаячий, Низкий, Сердце Алаида и архепелаг Саманг. Они представляют собой купола, относительной высоты 200–300 м. Курильское озеро дает начало реке Озерной.  На берегах озера имеются горячие источники. Группы выходов воды с температурой до 45ºС — источники «Курильские» — находятся у подножия вулкана Ильинского на берегу озера в бухте Теплой. В Курильском озере нерестится крупнейшее в Евразии стадо нерки. На истоке реки Озерной постоянно действует научный стационар КамчатНИРО. Обилие нерки в течение столь продолжительного времени является важнейшей особенностью природного комплекса озера. В конце лета в бассейне озера собирается более 200 бурых медведей,  находящихся под охраной Южно-Камчатского заказника.  Отсутствие факторов беспокойства и обилие пищи делает медведей достаточно доверчивыми и это позволяет наблюдать  и фотографировать их с близкого расстояния.

Маршрут:  Вертодром с. Николаевка-Курильское озеро-кальдера вулкана Ксудач-термальные источники р. Ходудка-вертодром с. Николаевка. Предоставляется бесплатный трансфер Петропавловск-Камчатский-вертодром-Петропавловск-Камчатский

 

 

Page 2 of 3